Архив меток » Стихи «

Жизнь после смерти…

Жизнь после смерти? Что-то здесь не так.
Одно с другим, едва ли совместимо.
И, всё же Смерть, как величайший Маг,
Вернула к жизни сына Палестины!
Как жаль, что жизнь до вечности мала
Для тех, кому любить не надоело.
Кому ещё до чёртиков мила
Икона драматического тела.

Для памяти достаточно веков,
Чтоб разобрать, о чём молчат могилы.
Рожденье Смерти—плата стариков,
Несущих на груди свои архивы.

Романтика-натурщица красы…

Романтика-натурщица красы,
Соперница свободы превосходства
И в светлом плаче утренней росы,
И  в тёмных радостях сиротства.

Сочувствие, даруя сердцу слух,
Сопровождает искренность сомненья,
Всего того, что созидает Дух
В час исповеди каждого мгновенья.

Румяный день начала Лета…

Румяный день начала Лета,
Очарователен, до слёз.
Чем очевидней возраст Света,
Тем ярче Тьма, в объятьях Звёзд!

Перелицованная грёза
Не завораживает слух,
Как инкубаторский Петух
Краснознамённого колхоза.

Поэт – Мечта,… гортанный слог…
Полёт,… падение,… Бессмертье!
Одно на Всех! Как вечный вздох
Грядущего тысячелетья!

В. Шекспиру

Я потрясён пророчеством скупым,
Где, в каждом слове, истина такая,
Что, прозревая, кажешься слепым
В том мире чувств, где ни конца, ни края.

Обманутый кромешной суетой,
Я шёл к себе дорогой самой длинной,
Глубокою и тесною долиной
К вершине, наречённою мечтой.

И стоя у распятия дорог,
Где дух парит над вымыслами строчек,
Вдруг, ощутив глухой сердечный прочерк,
Я понял, что бессмертен — только Бог!

Несу в кармане кулаки…

Несу в кармане кулаки,
На всякий случай,
Чтоб не побили дураки,
Дурак – дремучий.

Он не берёт меня в расчёт,
Он силе верен.
И мыслит сбоку наперёд,
Как сивый мерен.

И дело вовсе не во мне,
А в общем духе.
Я вне себя, а всё что вне,
Клокочет в ухе.

И беспокоит, и жужжит
Невыносимо.
Душа в развалинах лежит,
Как  Хиросима.

Все говорят: менталитет,
Российский норов.
Не потому ли Алитет
Уходит в горы?!

Прокутили деньги…

Прокутили деньги,
Соль смешали с перцем.
Трудно трёшку в стельки 
Спрятать с чистым сердцем.

Не даёт покоя
Кряковая утка.
Нынче за такое,
На прокорм желудка.

Нынче не задаром
Зуб грызёт окурок.
Под хмельным угаром
Депутат-придурок.

Как заткнуть им глотки,
Чем наполнить вены?
Как же мы неловки
В играх перемены.

Сотворив урода,
Хмурим брови люто.
За окном погода,
Как плевок верблюда!

Последний день скупого лета…

Последний день скупого лета
Сгорел над бронзовой рекой.
Влачится старая карета,
За неимением другой.

На рубеже тысячелетий,
Всё очевидней древний шпиль.
И вздохи дерзких междометий,
Обогатившие утиль.

Всё очевиднее тревога,
Слова, как прыгающий мяч,
И слёзы, «верующих» в Бога,
Так непохожие на плач.

Среди весенней болтовни…

Среди весенней болтовни,
По-детски жмурятся ромашки.
И ландыши, в ночной рубашке, 
Стыдливо прячутся за пни.

Сверчок  проспал улыбку дня.
Ещё не пробил час маэстро.
Для соло  юного оркестра,
В печи достаточно огня.

В саду, соловушка-герой,
Единственный на всю округу, 
Неподражаемой игрой, 
Околдовал свою подругу.
Вечерний луч во всей красе,
Иконописной акварелью,
Рассыпал жемчуга в росе, 
Как веский  повод к примиренью.

Ну что ты медлишь, милый друг…

Ну что ты медлишь, милый друг,
Кому плетёшь свои узоры?
Среди нечаянных подруг,
Всегда отчаянные споры.

И всё же это, не беда,
В пылу всеобщего смятенья
И бузина, и лебеда
Прекрасны искусом цветенья.

Любви высокая мораль
Спасала многих, не однажды,
Одним глотком взаимной жажды,
Вращая хрупкую спираль.

Так почему же мы одни?
И почему нас только двое?
Я не считаю больше дни,
Я наполняю их, тобою.

И жду небесного гонца,
И всё прощающего слова,
Не отрекаясь от лица,
Ни равнодушного, ни злого. 

Святость подвиг…

Святость – подвиг, 
святость – бремя.
Обладатель – скуп.
Свята исповедь творенья
Молчаливых губ.
Святость – бремя, 
святость – подвиг
Потаённых сил.
Новорожденный невольник,
Чем не Божий сын?!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки