Архив категории »Философская лирика «

Лавина…

Лавина, лавина, лавина.
Летящая в бездну гряда.
Начало, неуловимо,
Неумолима, беда.

Работа, забота, усталость,
Всё то, что нельзя не посметь.
Ненаказуема старость,
Недоказуема смерть.

Неужели я умру…

Неужели я умру?
Разве может быть такое?
Что однажды, поутру
Я глаза не приоткрою,

Не услышу голоса,
Не  наполню грудь дыханьем,
Не увижу в небесах
Заревое полыханье?

Неужели боль моя
Никогда  не достучится?
Неужели мысль моя
Никуда не просочится?

Задохнётся на ветру,
Обезумев от покоя…
Неужели я умру?
Разве может быть, такое?!

Смотрю на лысое лицо…

Смотрю на лысое лицо без ретуши и грима.
Оно похоже на яйцо, живой портрет экстрима.
Одни глаза, глаза и рот и озорные уши.
То не урод, наоборот-красавец для Катюши!

Пока любовь озарена, она почти всеядна.
Легко скрывает пелена все солнечные пятна.
Какое дело нам до них, когда им счастье светит.
Его довольно на двоих, пока не плачут дети.

А, что потом? Потом, пардон, семейные разборки.
Возможны молнии и гром, соседи не в восторге.
Мы устаём от суеты, от беспардонной бренности,
Не замечая, как цветы, тускнеют в лапах ревности.

Ну, что Катюха, как дела? Не отвечай, я вижу…
Пока любовь не умерла, храни её афишу.
Не огорчайся, твой разлад один из многих прочих.
Где шаг вперёд и два назад, влюблённых не порочит.

Семья, живой эксперимент супружеского творчества.
Любовь-достойный комплимент, дар имени для отчества.
Семью спасает адов труд от рока искушения.
Романсы, видимо не врут о том, как быт суров и крут,
До слёз, до отвращения!

И, если есть на свете Бог, творящий душу сущую,
Он вряд ли б каждому помог сменить судьбу на лучшую.
Превратностей  не перечесть, не окунувшись в драму.
Кого спасает, долг и честь, других — дорога к храму.

Великий сын Любви — Иисус, наследник тайны зодчества,
Благословил святой союз, устав от одиночества!

От рожденья, до заката…

От рожденья, до заката, боль моя и стыд 
Ищут дедушку Сократа, с рюкзаком обид.

Мы надеемся на слово, данное Творцом,
Где добро – ровесник злого, под одним лицом.

Слёзы радости и гнева искушают дух,
Предлагая непременно одного из двух.

От нелюбви прививки нет…

От нелюбви прививки нет.
Есть опасенье,
За тех, кто глух
И тех, кто слеп
В час потрясенья.

Душа приемлет рай и ад
В пылу сраженья.
Не за хулу Христос распят,
За у б е ж д е н ь я!! 

В спорах нуждается истина…

В  спорах  нуждается  истина.
В  ссорах рождается  ненависть.
Физика, лирика, мистика – 
Иконописная  летопись.

Хочется  верить  во  многое,
Душу  раскрыв  для  объятия.
Небо  в  России – глубокое,
Выше – покои  Создателя!

Вчера был след…

Вчера был след, 
Ему я доверял.
Но выпал снег 
И всё вокруг сравнял.  

И я ослеп.
И движусь наугад,
В седой рассвет,
Похожий на закат.

Из волокон дождя…

Из волокон дождя сплетаются ручьи.
Небесная спираль жонглирует потоком.
И этот мерный шум, особенный в ночи,
Как разговор души с потусторонним оком.

Подушка клонит в сон, разглаживая вдох,
И медленная мысль перетекает в омут.
Есть видимо резон и он, совсем не плох,
Гостить  в небытие, где ты умом не тронут.

У каждой птицы, голос божий!

У каждой птицы, голос божий! 
Ну, чем не ангел, Соловей,
Что так величественно может
Излить восторг души своей?
А, с виду, мастер неказистый,
Ничем не краше воробья,
Но в светлом голосе солиста,
Ни тени позы, ни вранья.
А вот, поди ж, павлин-красавец,
В небесной мантии творца,
Не может выдавить, мерзавец,
Двух слов, достойных молодца.
И попугай, домашний клоун,
Переговорщик-пародист,
Увековечивает словом
Орфографический стриптиз.
На всём лежит печать творенья,
Его магический узор,
Венчая подвиг и позор
Великим даром откровенья.
У красоты своя судьба,
Свои мистические грёзы.
И Бог ей, видимо, судья,
Когда молчит, глотая слёзы!

Когда смотрю в глаза Вселенным…

Когда смотрю в глаза Вселенным,
Как в омут Вечности гляжусь,
Я становлюсь,  вселенопленным,
Её частицей, становлюсь.

Гляжу старательно, на совесть,
Чтоб угадать там свой предел.
И обретаю невесомость,
И чистоту горящих тел.

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки