Архив категории »Философская лирика «

На глубине, под лёгкою ладьей…

На глубине, под лёгкою ладьей,
Живые тени путаются в травах.
Но разве смерть не может быть, судьёй
На  п е р е п р а в а х?

И у судьбы, исподнятой со дна,
Пока слезит придонная лепнина,
Под равнодушной бледностью видна,
Слепая вера бедуина.

Волна ворчит на молчаливый берег…

Волна ворчит на молчаливый берег,
Не понимая сущности того,
Что он уже, давным-давно, не верит,
В любой порыв, ласкающий его.

На всём пространстве муравья…

На всём пространстве муравья,
Скупое тело.
У муравья одна семья,
Семья и дело.

Ему, пожалуй, невдомёк,
А как иначе?
Он много ближе, чем далёк 
От неудачи.

Закинув на спину бревно,
Как дядька-Ленин,
Он понесёт его умно
Для поколений

Коммуна. видимо, нужна
Для мелкой твари.
Для человечества важна
Она едва ли.

И всё же, что-то, что-то есть
В его примере.
Достаточно лишь в шкуру влезть,
По крайней мере.

И я слежу, нутром сопя,
В жару и в стужу,
Но каждый раз ни где себя
Не обнаружу.

Вокруг ни звука, ни души…

Вокруг ни звука, ни души,
Темно и сыро.
Скупая внутренность глуши,
Осколка мира.

Открыв глазами небосвод,
Пытаюсь снова
Вкусить губами тайный плод,
Древнее слова.

Караванная дорога…

Караванная дорога,
Путеводная звезда,
От порога до порога
Не проходят поезда.

Пучеглазая орбита,
Неба выгнутый витраж.
И разлука, как обида,
И надежда, как мираж.

Вокруг меня черным-черно…

Вокруг меня черным-черно,
Мерцает бездна.
Но то, что в ней заключено,
Мне не известно.

На взлёте пиковых вершин,
Где дух вне тела,
Один единственный аршин
Венчает дело.

И нету горя у вины,
Ни  состраданья.
Минуты выгодно длинны
Для обладанья.

Чтоб  расколовшийся кулак,
Венец  запястья,
Вознёс свой фирменный пятак,
Размером в счастье!

Над крышей собственного дома…

Над  крышей собственного дома,
Среди семейной суеты,
Краснеют яблоки Ньютона
На чутком нерве высоты.

Так очевидность провиденья,
Где нет простора пустяку,
Благословляет миг паденья
Небесных капель по стеклу

Играет ветер гривой скакуна…

Играет ветер гривой скакуна,
Познавшего осёдланную близость
И жаркий шёпот трезвого лгуна,
И стремени возвышенную низость.

Дробит дорогу конский перепляс,
Играет кнут тщеславный и надменный,
Кипят белки безумных глаз,
Обезображенных изменой.

Глухое ржанье, словно стон,
Свернулось в отголосок ржавый,
Сверяя думы о былом
Над искалеченной державой.

Путь к совершенству…

Путь к совершенству вечен и пытлив.
А плод любви, далёк от совершенства.
Но всякий вывод вряд ли справедлив
Перед презумпцией блаженства.

Блажен ли дух, возвысивший меня?
Блажен ли я в плену приличий?
Блажен ли прах хрустящей дичи
В крутых объятиях огня?

Перед лицом поры…

Перед лицом поры
Увы, неотвратимой,
Я верую в миры
Под волею единой.

Я верую в мечту,
В её предназначенье,
В небесную черту
На уровне свеченья.

Где можно преуспеть,
Предчувствуя отныне,
Рождение и смерть,
И то, что между ними.

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки