Архив категории »Эхо из девяностых… «

Несу в кармане кулаки…

Несу в кармане кулаки,
На всякий случай,
Чтоб не побили дураки,
Дурак – дремучий.

Он не берёт меня в расчёт,
Он силе верен.
И мыслит сбоку наперёд,
Как сивый мерен.

И дело вовсе не во мне,
А в общем духе.
Я вне себя, а всё что вне,
Клокочет в ухе.

И беспокоит, и жужжит
Невыносимо.
Душа в развалинах лежит,
Как  Хиросима.

Все говорят: менталитет,
Российский норов.
Не потому ли Алитет
Уходит в горы?!

Прокутили деньги…

Прокутили деньги,
Соль смешали с перцем.
Трудно трёшку в стельки 
Спрятать с чистым сердцем.

Не даёт покоя
Кряковая утка.
Нынче за такое,
На прокорм желудка.

Нынче не задаром
Зуб грызёт окурок.
Под хмельным угаром
Депутат-придурок.

Как заткнуть им глотки,
Чем наполнить вены?
Как же мы неловки
В играх перемены.

Сотворив урода,
Хмурим брови люто.
За окном погода,
Как плевок верблюда!

Когда читаю конституцию…

Когда читаю конституцию,
Я понимаю проституцию.
У них единая основа –
Свобода действия и слова.

Одна из них, всё обещает,
Другая – этим, угощает!

Я не жду ничего хорошего…

Я не жду ничего хорошего
От «родной и любимой» партии.
Вся история нашего прошлого, 
То в конвульсиях, то в апатии.

Мы не можем жить на коленях,
Нас всегда унижают стоя
И при сталинских преступлениях,
И посредственностях  застоя.

Нас боится как лихоманки, 
Весь оплёванный старый мир,
Озираясь на наши танки,
На прокисший с утра кефир,

На пылающий мирный атом,
На засохшую благодать,
На, прекрасную, ставшую адом,
Нашу родину, вашу мать!

Ошпаренный свободою…

Ошпаренный свободою,
Замученный в борьбе,
Мужик, с разбитой мордою,
Трясётся на арбе.

Ему, как многим, кажется
Свобода — сущий рай!
Делянками для саженцев
Заполонили край.

Колючими заборами
Дворы затенены,
Глухими разговорами
Сердца утомлены.

И вдруг коммуна грохнула
Под тяжестью затей.
И вся толпа заохала
Цитатами вождей.

Перемудрили дачники,
Халява умерла.
Пришли «плохие мальчики»
Устраивать «дела».

Кто с флагами, кто с танками,
Кто просто с кулаком,
С плакатными портянками
О самом дорогом.

Меча о долголетии-
Начало без конца.
Комедия в трагедии
Безумного лица.

Пропахла самогоном…

Пропахла самогоном,
Трезвеющая Русь.
Пойду и я к знакомым
И досыта напьюсь.

Я буду пить за гласность,
Потом – за плюрализм.
За нашу не согласность
В борьбе за коммунизм.

Не разжимая зубы,
Я стану песни петь.
Под звон пустой посуды,
Под траурную медь.

Потом я буду плакать,
А уж совсем потом,
Толкая палец в мякоть,
Блеваться пьяным ртом.

Под обломками Империи…

Под обломками  Империи,
Много всякого добра.
Стяги, с огненными перьями,
Многократное-Ура-а-а!

Древний лик верхом на лошади,
Втуне  парковых аллей,
Труп Вождя на Красной площади,
Замурованный  в елей.

Идеалы, идеалища,
Коммунальные значки,
Подозрительность «товарища»,
Сквозь партийные очки!

Между узниками Берии,
Ночь, дрожащая  навзрыд.
Под обломками Империи,
Наша радость, боль и стыд!

Благодарю вас, милые рижане…

Благодарю вас, милые рижане,
За новогодний праздничный привет!
Ответ пишу в ночной пижаме,
Под грузом уходящих лет.

С тех самых пор, как радуясь и плача,
Трясу судьбу по разным мелочам,
Моя неприхотливая удача,
Меня предпочитает по ночам.

Вот и сейчас, долги одолевая,
Она сопит, по-детски ворожа,
Недобрым смыслом строки наполняя
На уровне шестого этажа.

Вы просите, чтоб я писал по чаще,
Сложив в конверт святую наготу.
Молчание, с начинкою  горчащей,
Вам, видимо, уже невмоготу.

Мы живы все, а это, слава Богу,
Не так уж плохо для седой родни.
Но к нашему семейному порогу
Слетаются безрадостные дни.

Родителям уже грозится старость,
Стесняя их присутствие во всём.
И эта беспокоящая странность,
Как, тяжкий крест, который занесён.

Единственный мой сын уже дипломник,
Всё откровеннее любуется собой.
Я по природе гипертоник,
Он исповедует совсем другую боль.

С вершины чувств всегда бледнеет разум,
Но для меня другой вершины нет.
И я люблю, и ненавижу разом,
Собрав в душе сомнительный букет.

Вы спросите, откуда столько хвори?
Куда девался прежний оптимизм?
У вас под боком – сосны, солнце, море,
У нас, в Москве – «сплошной социализм»!

У нас в Москве совсем другие игры,
Их с олимпийскими пожалуй не сравнить,
Глухая власть, надеясь на мундиры,
Решает, быть кому или, не быть.

Все жаждут высочайшей перемены,
Спасаясь от назойливой нужды,
Чьи души, замурованные в стены,
Обуглились от пламени вражды.

В который раз, народ из терпеливых
Осознаёт очередной обман
Своих «вождей», неряшливо болтливых,
Живущих за общественный карман.

В который раз история клянётся 
Кровавыми слезами палача!
Как нашим «гуманистам» удаётся
Рубить сплеча?

В кольце шелков, на перегонах дачных,
Укатанных в надежные тиски,
Им, невдомёк, про тягловых и жвачных,
Издёрганных за млечные соски.

P.S.
Правду «чешут» в кабаках. 
Эта истина известна, 
На высоких каблуках
С нами ей не интересно.
С правдой нам не по пути,
Ей, налево, нам, направо.
Шестерёнка во плоти
Искушает Божье право.
Тает «Дума» в облаках
После званого обеда.
Ну, а те, что на бобах,
Ждут на выселках ответа.
Так, рижане, и живём,
Проводив судью на мыло.
Правда многих утомила, 
Познакомившись с  жульём.
Дети, сорная трава,
Нет убожеству предела,
Стонет дивная страна
В клочьях волчьего раздела.
Господи! Сойди с небес,
Освети зарей Голгофу.
Вознеси над нею крест,
Обнажая катастрофу.
Излечи от немоты,
Дай уверенности в силы.
Без надежды и мечты,
Наши сны невыносимы.
Дай нам, Господи, дождя
Смыть позор кровавых буден.
О тебе молиться будем,
Дай нам, Господи, Вождя!

Снаружи я гораздо веселее…

Снаружи я гораздо веселее.
Меня нельзя  испортить анекдотом.
Я не могу верхом на Мавзолее,
Крутить любовь с обманутым народом.

Мне, кажется, что мы непобедимы
Ни в радости, ни в горе, ни в разлуке.
Не потому, что так уж мы едины,
А по тому, как умываем руки.

Нас не страшит всеобщая повинность.
Полощет рот клиническую фразу.
Отчизна, потерявшая невинность,
Так и не стала матерью, ни разу!!!

Вы ждёте писем…

Вы ждёте писем, милые мои.
Вам недосуг былые развлеченья,
Когда в стране развязаны бои
И местного, и общего значенья.

Страдают все и прав, и виноват.
Мы до сих пор заложники ГУЛАГа!
Сквозь  жёсткий взгляд испуганных солдат,
Кривляется  «безумная» отвага!

На кладбищах всё больше молодых,
Не, поделивших рабскую свободу.
Им дела нет до Веры и Святых,
Тасующих небесную колоду!

Что говорить, когда идёт война,
А Власть пьяна от благ и беззаконья.
Виновных нет, но есть Моя вина,
Пока кровит отеческая бойня!

Сегодня дети, что дворовый сор,
Летят туда, куда подует ветер.
Кремлёвский  бум, творящий  беспризор,
Сметает всех, кому любовь не светит.

Как не крути, сиротство налицо
И боль уже семье не по карману.
И даже обручальное кольцо,
Не стоит дозы сыну-наркоману!

Страна рабов, с амбицией господ,
Великая, упрямая Россия!
Ужели твой трагический кроссворд
Не разрешит вознёсшийся Миссия?!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки