Архив категории »Гражданская лирика «

Они лежали строем, как служили…

Они  лежали  строем, как  служили,
У  всей  вселенной  прямо  на  виду.
Гремел  салют,  и  плакали  живые,
И  тяжелели  яблони  в  саду.

Землица-мать,  с  печалью в тихом взоре,
Скорбящим холмиком  прикрыла их  беду
И роща, поседевшая  от  горя,
Их имена шептала, как  в  бреду.

И как в бреду метался  жаркий  ветер,
То затихал, то жалобно  стонал,
То с преданностью  нежною, как  сеттер,
Следы  сапог  солдатских  обнимал.

Зарубцевалась  пашня  после  боя,
Но  сердце,  лихолетием  знобит
И через годы, не даёт покоя,
И через годы, памятью болит.

Болит  разлукой  и  внезапной  встречей,
Утратой не восполненной  болит.
Болит, когда приходит долгий вечер
И мать с письмом от сына говорит.

Плывут  за далью лет скупые строки,
Их помнит мать на ощупь, наизусть
И гладит пообветренные щёки
И крестит несговорчивую грусть.

И смотрит в ночь томительно и долго,
Где с высоты  немеркнущих берёз,
Упал  рассвет, настигнутый  осколком,
В густой туман  невыплаканных  слёз!

Когда смотрю я на восход…

Когда смотрю я на восход,
Что пробивается упорно.
Я понимаю, что Восток
Восходит из того же корня.

И горделивая заря,
Что так пронзительно условна,
Корнями пьёт из родословной,
Лихого предка – бунтаря.

Когда смотрю я на — закат,
То ощущаю горький запах
Обугленных войною хат.
И понимаю, это-Запад!

Оттуда  пробовал нас враг
На единение и прочность
И лишь, славянская неточность,
Сломала чёткий прусский шаг!

Благодарю святую грубость…

Благодарю святую грубость,
Без ослепительных наград,
Где наша сталинская  юность
Браталась с горечью утрат.

Где, по ночам салютов брызги,
Победу прочили в судью.
Нас приговаривая к жизни,
Не на года, а на судьбу!

Вычитая день за днём…

Вычитая день за днём,
Вряд ли мы предполагаем,
Что судьбу свою слагаем 
Из трагических имён.

Как историю не гни,
Удивляешься итогу,
Что шагающих не в ногу,
Стало больше в наши дни.

В интонациях лица…

В интонациях лица,
Много  несуразного.
Видно замысел Творца,
Плод не только разума.

Дар любви таит в себе
Искушенье зодчего.
Потому ли на земле
Много больше прочего.

За что мы любим дурака…

За что мы любим дурака?
За беспричинное блаженство.
За то, что мысль его легка
И тешит наше совершенство.

За то, что к месту невпопад,
Гнусавит всё, что между прочим.
За то, что фирменный примат,
При встрече выглядит не очень.

А, может быть за то, что сам.
Глаза дурацкие не пряча,
Вдруг обнажает общий срам,
Истошно радуясь и плача.

То свысока, то напрямик,
Он провоцирует уродство,
Даруя нам живое сходство
В копилку собственных улик.

Несу в кармане кулаки…

Несу в кармане кулаки,
На всякий случай,
Чтоб не побили дураки,
Дурак – дремучий.

Он не берёт меня в расчёт,
Он силе верен.
И мыслит сбоку наперёд,
Как сивый мерен.

И дело вовсе не во мне,
А в общем духе.
Я вне себя, а всё что вне,
Клокочет в ухе.

И беспокоит, и жужжит
Невыносимо.
Душа в развалинах лежит,
Как  Хиросима.

Все говорят: менталитет,
Российский норов.
Не потому ли Алитет
Уходит в горы?!

Прокутили деньги…

Прокутили деньги,
Соль смешали с перцем.
Трудно трёшку в стельки 
Спрятать с чистым сердцем.

Не даёт покоя
Кряковая утка.
Нынче за такое,
На прокорм желудка.

Нынче не задаром
Зуб грызёт окурок.
Под хмельным угаром
Депутат-придурок.

Как заткнуть им глотки,
Чем наполнить вены?
Как же мы неловки
В играх перемены.

Сотворив урода,
Хмурим брови люто.
За окном погода,
Как плевок верблюда!

Последний день скупого лета…

Последний день скупого лета
Сгорел над бронзовой рекой.
Влачится старая карета,
За неимением другой.

На рубеже тысячелетий,
Всё очевидней древний шпиль.
И вздохи дерзких междометий,
Обогатившие утиль.

Всё очевиднее тревога,
Слова, как прыгающий мяч,
И слёзы, «верующих» в Бога,
Так непохожие на плач.

Святость подвиг…

Святость – подвиг, 
святость – бремя.
Обладатель – скуп.
Свята исповедь творенья
Молчаливых губ.
Святость – бремя, 
святость – подвиг
Потаённых сил.
Новорожденный невольник,
Чем не Божий сын?!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки