Архив категории »Гражданская лирика «

На всякий случай, не звони…

На всякий случай, не звони.
А, если что, черкни на память.
Для, не вернувшихся с войны,
Обрывки слов способны ранить.

Не потому ли, в судный час
Вдруг пробуждается тревога,
Склоняя каждого из нас,
В объятья Бога.

Ну и жара у Вас, евреи!

Ну и жара у Вас, евреи!
Привет, вояка-Израиль.
Я – с корабля к тебе, на пир
Под залп шампанской батареи.

А, чтобы праздник не завял,
Я буду там, где чёрту тесно,
Взбивать улыбки, словно тесто,
Смущая перцем, наповал.

Я знаю, как вам тяжело
Дружить с любителями драки.
Лицо Творца искажено
Под взглядом бешеной собаки.

Но, что поделать, надо жить,
Не поддаваясь воле страха.
Еврея можно рассмешить,
Труднее, удивить Аллаха.

Да и святой уже не тот,
О многом думает иначе.
Всё чаще молчаливый рот
Ночами корчится, во плаче.

Всё реже умные глаза
Обращены к парадной двери,
Оповещая небеса
О каждой, доблестной потере.

В утробно вязкой тесноте…

В утробно вязкой тесноте
Ютится прошлое с грядущим.
Колено взад, вперёд идущим,
Дань коллективной слепоте.

Нам всем однажды «повезло»
Распоряжаться красным флагом.
Соизмеряя общим благом
Всё то, что каждому во зло.

Познав общественный острог,
С казённым идолом в придачу,
Мы осознали, что есть Бог!
И что для нас Надежда значит.

Я был однажды приглашён…

Я был однажды приглашён,
Где дети взрослых представляли.
Копируя мужей и жён,
Две сторонЫ – одной медали.

Они стучали в домино,
Привычки пряча под одежды.
Глотали «горькое» вино,
Без уважения к надежде.

Игралась взрослая игра
И на трибуне было тесно.
Не расходились до утра,
Настолько было интересно.

И я стоял на том смотру,
Вникая в детскую забаву,
Но видел больше, чем игру…
И наш позор, и нашу славу!

Устав от бед, смени лихую масть…

Устав  от  бед, смени  лихую  масть.
Не  каждый  грех  возмездия  достоин.
Стань  сам  собой, возьми над болью власть
И вспомни, как  «страдает»  в цирке  Клоун!

Он «плачет» так, что  слёзы бьют  ключом,
Но  все смеются  над  его  «рыданьем».
Он лечит всех, не  будучи  врачом,
Превозмогая  горечи  страданья.

Великий  лекарь, благодарный  смех,
Дарованный,  капризному  сословью.
Ласкает  сердце  каждого  и  всех,
Желая всем и каждому, з д о р о в ь я !

На паперти, с протянутой рукой…

На паперти, с протянутой рукой,
Обёрнутые в жалкие лохмотья,
Оберегая божеский покой,
Толпятся нищие, как овцы в половодье.

Церковный звон, свалившийся с небес,
Внушают сердцу мировую близость.
И мой карман, похожий на собес,
Трещит по швам, выдерживая кризис.

Душа скорбит, сбиваясь на  поклон,
Одолевая милостынью  —  жалость.
И дарит,  понемногу и тайком
Последнее, что на беду осталось.

Старый дачник терпеливо…

Старый дачник терпеливо
Ладит ягодный лубок.
Лыко вяжется счастливо
В незатейливый венок.

Полотняная старушка, 
Позабывшая число,
Странно смотрит, как игрушка
Обнажает ремесло.

Мальчуган, с весёлым глазом,
Утирая пальцем нос,
Торопливо, раз за разом,
Чинит мастеру допрос.

Запах живности и сенца,
Отрок, старец, лыко, вязь…
Память детства, память сердца,
Память, втоптанная в грязь.

Как переменчива погода…

Как переменчива погода.
Так переменчива судьба.
Мы все выходим из народа:
«Ать – два, ать – два!»

Нас перемешивает город,
Но сердце помнит о селе.
Нас перевешивает голод
И руки тянутся к земле.

И пусть заботами прокисли
Дороги в мелочный уют,
Мои друзья, шальные мысли,
Ногам покоя не дают.

Общественному слову…

Общественному слову
Не стоит доверять.
Оно способно к взлому,
Как «ванечку валять».

Есть множество примеров
Уродливой строки,
Печатных браконьеров,
Стреляющих с руки.

От них не жди спасенья,
Их промысел- война.
Чем круче донесенье,
Тем выгодней она.

Жестокие уроки
Осваивает Русь
Без Бога и при Боге
С надеждой на союз.

О чём сегодня говорить…

О чём сегодня говорить,
Когда мы слушать не умеем.
И, если даже онемеем,
Нам некого благодарить.

Держу пари на свой карман,
Который  всех интересует.
Того, кто денежки рисует,
Предпочитает – балаган.

И всё же мы не так бедны,
Скорее, просто не богаты.
Но тратим деньги на плакаты,
Когда все органы видны!

Кому-то, Родина – Семья!
Кому – то, дивная сторонка.
Но кто мы сами для себя,
Не возлюбившие ребёнка?

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки