Архив категории »Гражданская лирика «

Нет, мне не кажется…

Нет, мне не кажется, я в этом весь,
Пропитанный мучительным соблазном
Озвучивать героев новых пьес,
Где режиссер, никем ещё не назван.

Какую роль доверит мне судьба,
Вложив в конверт мистическое имя?
Смогу ли я с достоинством раба
Служить любви, как требует богиня?

Ах, если б знать природу властных чувств,
Я б не спешил бубнить скороговоркой,
Не хорошо, когда из пьяных уст 
Несёт к тому же, правдой горькой.

Любовь моя, царица божества,
Поэзия вспорхнувшего мгновенья.
Но стоит пробудиться от забвенья
И перед нами – проза естества.

Когда б я не был с прозою знаком,
Я б не служил поэзии так рьяно.
И так же чтил бы нравственный закон,
Не будь в России промысла обмана.

Всё на корню продажно, донельзя!
Пожатье рук, испачкано побором.
Чего мы стоим, знают все «друзья»,
Кого мы всуе тешим разговором.

Нет, мне не кажется, я в этом весь.
Молитвенник эзоповской изнанки,
Где все герои предстоящих пьес –
Натурщики из театральной свалки.

Судить мораль? Да это просто чушь!
А что до пьес, находка неплохая.
Я не волшебник, я ещё учусь,
Жаль только муза чуточку глухая.

Короткий нервный разговор…

Короткий нервный разговор,
То озаренье, то безверье.
Охотники до лисьих нор,
Волнуют чувственного зверя.

Спуская огненных собак
Навстречу призрачной удаче.
Мы, каждый, тащим на зубах
Свою судьбу, давясь во плаче.

Любовь в натуре…

Любовь в «натуре» — модный бренд
На сленге камерного уха.
Дешёвый пьяный комплимент-
Не что иное, как порнуха.

Всё чаще мерзости юлят,
Пугая крестиком надежду.
Недаром внуки дьяволят
Его хоронят под одежду.

Чем злее притча, тем страшней
Кричат сороки у берлоги.
А вот, Господь, твои уроки
Не долетают до ушей.

Спотыкаюсь о прошлое…

Спотыкаюсь о прошлое, попадаю на суд.
Судят мелкое, пошлое, обывательский зуд.
Не пойму, кто ответчики, кто и в чём виноват.
Адвокаты-кузнечики заступают в наряд.

Прокурорки — сударыни, под звездой эполет,
Оживляют фанфарами криминальный дуэт.
Председательский подиум жарко дышит с холма,
Все – защитники Родины, как и сам,  г о л о в а.

Здесь не празднуют лодыря, рубят судьбы сплеча,
Суть трагической оперы – торжество палача.
И не стоит надеяться на просторы небес.
Криминальная мельница, выше всяких чудес.

Неужели возможен рассвет…

Неужели возможен рассвет?
Неужели возможны закаты?
И мальчишка семнадцати лет,
Не пойдет подрастая в солдаты?

Неужели разбросанный снег 
Не сойдёт для грядущего всхода?
И совсем небольшой человек,
Станет сыном большого народа?

И великая русская речь, 
Вдруг сольётся с потоками речи.
Но смогу ли я силы сберечь,
Чтоб дожить до желаемой встречи?

Вождём всего народа…

Вождём «всего народа»,
Двуглавый миф развеян.
С семнадцатого года
Мы больше не краснеем.

С семнадцатого года,
Мы все стоим на страже,
Вождей «всего народа»
И без народа даже!

На общественной помойке…

На общественной помойке,
Воробей и соловей.
Соловей не очень бойкий
Без жены и сыновей.

Воробей — колхозный парень,
А соловушка — певец,
Исполнитель вольных арий
Для восторженных сердец.

Между ними, нет различья,
Разве что талант певца.
А судьба?  Простая, птичья,
От начала до-конца.

Каждый сам себе судья…

Каждый сам себе судья,
Честность, не помеха.
Кто-то может жить шутя,
Многим, не до смеха.

Не привыкший к нищете,
Вряд ли будет весел.
Под щитом и на щите –
Мир великий тесен.

Потому так жжёт вражда,
Честь не по заслугам,
Для похмелья боль нужна,
Боль особенно важна –
Кто бедой не пуган.

Никто не должен никому…

Никто не должен никому, 
Но каждый сам в себе обязан
Найти достойную канву
Обременительным приказам.
Чужая воля – тот же гнёт,
Чужое дело – только дело.
Без ощущения предела 
Никто друг друга не поймет.
Мы все во власти грозных сил,
Не исключая силы воли.
И, если б мы не знали боли,
Мы б не рождались на Руси.
Печали горькую вину
Хранят есенинские дали.
Никто не должен никому,
Лишь тем, кого мы потеряли!

Мне бы поверить…

Мне бы поверить
И встать на вершине обрыва,
Чтобы проверить
Великую силу порыва.

Чтобы услышать
Биение сердца над роком.
Смог бы я выжить,
Не став ни судьей, ни пророком?

Рвётся гордыня
И словом пытается ранить.
Светится имя, 
Как самая светлая память!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки