Архив за » Март, 2019 «

Под оперением ресниц…

Под оперением ресниц – 
игра узора,
До кругозора, 
прозревших лиц.
И до позора,
кричащего зрачка, 
Чей страх,
на весь размах сачка
Застыл, в слезах неволи,
От боли,
В которую 
Мы все погружены,
Пока нежны,
Кто менее, кто, боле…

Общаясь с прошлыми веками…

Общаясь с прошлыми веками,
Ищу ответ на свой вопрос,
Кто нам однажды преподнёс-
Добро должно быть — с кулаками!

Ужели, только кулаком,
Общаться можно с дураком?

А как же, бог, любовь, надежда?
Ужели истина, невежда?
Быть может, Ангел не дорос,
Чтоб отвечать на мой вопрос?

Когда-нибудь я сам отвечу,
Поверьте мне, ещё не вечер! 

И у слепых бывают сны…

И у слепых бывают сны.
Да вот на что они похожи?
Быть может так же, в час весны,
 Вдруг пробежит мороз по коже,

Когда наивные цветы,
Упёршись лбом в скорлупку снега,
Не понимают, что слепы,
Когда вокруг так много света.

Брожу в заброшенном саду,
Дыша прохладой юных почек,
У вещих снов на поводу,
Даруя сердцу божий почерк.

Я сам не очень постоянен…
Влюбиться, пара пустяков…

Влюбиться, пара пустяков.
Глазам деваться некуда!
Любовь – игра холостяков,
Плетущих сети невода.

Влюбиться, пара пустяков,
Но кто из них, та самая,
Что станет музыкой стихов
Упрямого Сусанина?

Влюбиться многие хотят,
Обожествляя первую.
Не знает юное дитя,
Как скоро станет … стервою!

Поэт великий сумасброд…

Поэт – великий сумасброд,
Петляет в поисках добычи.
Но, сам являясь брэндом дичи,
Что ни попало тащит в рот!

Когда тебе уже за шестьдесят…

Когда тебе уже за шестьдесят,
А ты ещё, не ведая об этом,
Живёшь, как бог,
в обнимку с белым светом,
Пока истошно рифмы голосят.

Когда тебе уже за шестьдесят,
А на душе ни тени увяданья
И точно так же, рифмы голосят,
Сопровождая каждое свиданье

В час откровенья – истины просты,
Но разве что, божественные вспышки
Копируют гримасы красоты,
Как зеркало – фантазии мартышки!

Шалость милая игра…

Шалость – милая игра,
Шутка, сдобренная смехом.
На столе у дамы с мехом,
Черноглазая икра.

Жадность – дьявольский порок,
Ревность, та же паранойя!
Жалость – нравственный залог
Величайшего Изгоя.

Для раздора – сто причин.
Для Любви – мгновенья мало.
Память детства волочим
Кто куда и как попало.

Не стесняясь, раздаю
Всё, что на сердце и выше.
Я давно живу в раю,
Вместе с Карлсоном на крыше.

Не сокрушайтесь понапрасну…

Не сокрушайтесь понапрасну
В объятьях тягостных минут.
Они Вас точно заведут
Туда, где многое- не ясно.

Неунывающая плоть
Не претендует на невинность.
Её природная наивность
Способна боль перебороть.

На том и держится мораль,
Её духовная свобода!
В кого-то влюблена, Герань,
В кого-то, купол Небосвода!

Оставив заботы дремать до утра…

Оставив заботы дремать до утра,
Что всуе бывает не часто,
Ушёл я досматривать сны у костра,
Под кровлю осеннего царства.

Разглядывать пепельный сумрак вдали,
Над рощей берёзок-блондинок.
Вдыхать аромат индивелой земли,
Хрустящей стекляшками льдинок.

И с другом-рассветом кружить по тайге,
Внимая лесной перекличке.
И свойски беседовать на языке,
Понятном вихрастой синичке.

И молча смотреть на вершины холмов,
Сквозь призму морозного глянца,
На кроны остриженных голых стволов,
Осенней поры новобранцев.

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки