Архив за » Март, 2019 «

Что бы ни было между нами…

Что бы ни было между нами,
Не пытайся меня спасти.
Помни, милая, заклинанье –
Боже милостивый, прости.

Слово,  брошенное на ветер,
Торопливо, на склоне дня,
Подари одинокой флейте,
Что придёт провожать меня.

Будет весело, как на свадьбе
И светло, как в июльский день,
Хорошо бы негромко встать бы,
Под свою озорную тень.

И услышать живые песни,
На гирлянды любимых строк.
Хорошо бы  всё это, если б
Не вмешался в судьбу пророк.

Ну и жара у Вас, евреи!

Ну и жара у Вас, евреи!
Привет, вояка-Израиль.
Я – с корабля к тебе, на пир
Под залп шампанской батареи.

А, чтобы праздник не завял,
Я буду там, где чёрту тесно,
Взбивать улыбки, словно тесто,
Смущая перцем, наповал.

Я знаю, как вам тяжело
Дружить с любителями драки.
Лицо Творца искажено
Под взглядом бешеной собаки.

Но, что поделать, надо жить,
Не поддаваясь воле страха.
Еврея можно рассмешить,
Труднее, удивить Аллаха.

Да и святой уже не тот,
О многом думает иначе.
Всё чаще молчаливый рот
Ночами корчится, во плаче.

Всё реже умные глаза
Обращены к парадной двери,
Оповещая небеса
О каждой, доблестной потере.

В утробно вязкой тесноте…

В утробно вязкой тесноте
Ютится прошлое с грядущим.
Колено взад, вперёд идущим,
Дань коллективной слепоте.

Нам всем однажды «повезло»
Распоряжаться красным флагом.
Соизмеряя общим благом
Всё то, что каждому во зло.

Познав общественный острог,
С казённым идолом в придачу,
Мы осознали, что есть Бог!
И что для нас Надежда значит.

Я был однажды приглашён…

Я был однажды приглашён,
Где дети взрослых представляли.
Копируя мужей и жён,
Две сторонЫ – одной медали.

Они стучали в домино,
Привычки пряча под одежды.
Глотали «горькое» вино,
Без уважения к надежде.

Игралась взрослая игра
И на трибуне было тесно.
Не расходились до утра,
Настолько было интересно.

И я стоял на том смотру,
Вникая в детскую забаву,
Но видел больше, чем игру…
И наш позор, и нашу славу!

Собрав лицо руками…

Собрав лицо руками,
Зажмурив пьяный рот,
Я полощу в стакане
Последний анекдот.

И всё-то мне, до фени,
Что Сталин, что Хрущёв.
Достать бы мне пельмени,
Да, кое-что, ещё.

Туманом окна занавесив…

Туманом  окна  занавесив,
Ворчит  листва  в  объятьях  ночи.
Квакуший  хор, устав  от песен,
Лениво  дремлет  вдоль  обочин.

Опухший  день, кряхтя  от сырости,
Ни  кем негаданный, нежданный,
Зависимый,  от  божьей  милости,
Он, как  ребёнок  нежеланный.

Но солнце, крадучись  опушками,
Сверкая  розовыми  пятками,
Ласкает  зайчика  за  ушками
Своими  лучиками  мятными

Проветрив  кровлю  муравейников
И  земляничные  поляны,
Оно  встречает  коробейников
Своей  улыбкою  румяной.

Приметив  раннего  охотника
С кошёлкой, полною  грибами,
Спешит  наполнить  лавку гномика,
Владельца  пряными  дарами.

И, наигравшись  хвойной  веточкой,
Стучится  в  беличьи  покои,
Чтоб  рассказать  о  дружбе с девочкой,
Живущей  с  мамой, за  рекою.

Пятидесятилетие…

Пятьдесят – это горный родник, 
Приютивший туманную лунность.
Пятьдесят – это то, что роднит
Листопад и пытливую юность.

Пятьдесят – это первый звонок 
На крутом повороте столетия.
Пятьдесят – это верный залог
На высокой тропе долголетия.

Ну а что же тебе пожелать?
Может быть, что словами не сказано.
А ещё,  хорошо прожевать,
Что в меню юбилейном, заказано.

На глубине, под лёгкою ладьей…

На глубине, под лёгкою ладьей,
Живые тени путаются в травах.
Но разве смерть не может быть, судьёй
На  п е р е п р а в а х?

И у судьбы, исподнятой со дна,
Пока слезит придонная лепнина,
Под равнодушной бледностью видна,
Слепая вера бедуина.

Устав от бед, смени лихую масть…

Устав  от  бед, смени  лихую  масть.
Не  каждый  грех  возмездия  достоин.
Стань  сам  собой, возьми над болью власть
И вспомни, как  «страдает»  в цирке  Клоун!

Он «плачет» так, что  слёзы бьют  ключом,
Но  все смеются  над  его  «рыданьем».
Он лечит всех, не  будучи  врачом,
Превозмогая  горечи  страданья.

Великий  лекарь, благодарный  смех,
Дарованный,  капризному  сословью.
Ласкает  сердце  каждого  и  всех,
Желая всем и каждому, з д о р о в ь я !

Для счастья надо так немного…

Для счастья надо так немного, 
Букет цветов к букету слов!
Азы Библейского урока,
Дипломатических основ.

Чуть-чуть, забавного, смешного,
Намёк любви издалека,
Участья, даже небольшого,
Но, дорогого кошелька.

Всё, как обычно, между прочим,
Как ни крути, потехе час.
Пока мы с милой, лясы точим,
Судьба соединяет нас.

И вот уже она хлопочет,
И Мендельсон на стороже,
И тамада, столичный кочет,
Переминается уже.

И счастье откровеньем дышит,
Всё очевиднее, итог.
Никто радушьем не обижен,
Собрав обещанный оброк.

Вино лилось, еда ломилась,
Плясалось, пелось, веселилось,
Всё честь, по чести, до утра.
Жена жива, толпа мертва.

Для счастья, большего не надо,
Всё остальное — мишура!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки