Архив за » Январь, 2019 «

Смотрю в пространство…

Смотрю в пространство, как сова,
Полу сердито.
Жую вчерашние слова
Без аппетита.

Пытаюсь вылущить зерно
Из несогласных,
Пока мерцает казино,
В лучах соблазнов.

Мой непоседливый язык,
С утра изломан.
Глотает вечные азы
Домашний клоун.

Под нёбом корчится, как шут,
Слуга наречий.
Его когда-нибудь сожрут,
Хотя он — вечен!

Сойти с ума…

Сойти с ума возможно, но зачем? 
Куда достойней, погрузившись в Разум, 
Сменить привычный опыт, а затем,  
Явить себя, где не гостил ни разу.

Тогда, быть может, (всё решает миг). 
И ты,  в сердцах, держа глазами Небо,
Вдруг понимаешь, как простор велик! 
А ты ещё, мой друг, так высоко и не был.

Откуда ты …

Откуда ты, случайный человек?
Давай сейчас за нашу встречу выпьем.
Смотри, как время мамонтовым бивнем,
Рвёт календарь в тысячелетний век.

И снова ты в прозрачности начал,
В который раз начнёшь пещеры строить,
А уж чего всё это будет стоить,
Узнаешь, просыпаясь по ночам.

Привет тебе, кочевница – луна.
Я узнаю твой одинокий профиль.
И слышу, как смеётся Мефистофель,
Единственный, не спятивший с ума.

Поостыло лето…

Поостыло лето,
Сердце поостыло. 
Стало меньше света,
Зябко и постыло.    

Сникшая тростинка
Жёлтый лист полощет.
Серый дождь пластинки
Крутит, что по проще.

Пристань овдовела,
Все ушли с причала.
Нет труднее дела,
Начинать сначала.

Земля уставшая…

Земля уставшая, готовится ко сну.
И душ прохладный с неба, принимая,
Наряд осенний медленно снимает
И расплетает рыжую косу.

Бледнеют листьев рыжие веснушки,
Угомонились куколками мушки.
И серые глаза глядят туманом сна.
Белеют по ночам от инея верхушки.
Не слышен пересчёт подкидышей кукушки.
И речка тихая, как стёклышко, ясна.

Такой покой, такое равновесье.
И ты со мной, с тобою, весь Я!

Свобода воле, не подруга…

Свобода – воле, не подруга.
Свобода – пряник, воля – кнут,
Но, между тем, браня друг друга,
Сермяжью правду вместе гнут.
И в этом яростном упорстве,
Напоминающем террор,
Судья вершит свой приговор,
Воздав за труд в противоборстве.

Человек творенье божье…

Человек – творенье божье,
Он к создателю привязан.
У библейского подножья,
Пресмыкающийся разум.
Руководствуясь резоном,
Исключения не ценим,
Подчиняемся сезонам
По скупым оптовым ценам.
Мы, шутя, меняем климат,
Как верблюжьи одеяла,
Натыкаемся на климакс,
Тяга к родине, пропала.
Сердце, бьющее тревогу,
Призывает нас к отчёту.
Все, кто в очереди – к Богу,
Непоседливые – к чёрту.

Жизнь — это призвание…

Жизнь – это призвание, через мечту,
Необъятно высокую и короткую.
Всё, что успею понять, учту
За сердечной перегородкою.

Одушевлённый руками клавир,
Расписанный в азбучной грамоте,
Воодушевляет и делает мир
Достоянием памяти.

Добрая память, как долгая жизнь,
Не угадать, не вычислить.
Только уверен – божись, не божись,
Молитвою рот не вычистить!

Начало всех моих начал…

Начало всех моих начал,
Не в исключительном рассудке.
Начало всех моих начал,
В одном, единственном поступке.

Поступок этот – жизнь моя,
От восклицанья! До вопроса?
И  бесконечного допроса,
Где между нами, Вы и Я!

Я у жизни, с детства в долгу!

Я у жизни, с детства в долгу!
Почему? Потому, что  живу…,
Слышать, видеть, дышать могу.
Да разве можно, тремя словами,
Выразить невыразимое?
Нет, невозможно, невообразимо.
У каждого слова, смысл-бесконечность,
Действие-вечность!
Так, как же быть? 
Или молчать, не говорить,
Уткнуться в свое житейское месиво. 
И, когда делать нечего,
Ходить на сеансы  мудрого  Мессинга 
И переживать, с утра до вечера?

Или, да что тут или…
Пустое пережёвыванье строк.
Если вы ещё не забыли,
Речь зашла у нас — жизнь и долг!

Жизнь, ты, как летнее утро.
Детство, заря  многоликая,
Юность, восход  златокудрый
С мечтою, играющей бликами.

Юность, тебя ли, с тобою
Сравнить чистоту несравненную.
Гордая, пылкая, с бою
Ты покоряешь Вселенную.
Мысли полёт космический,
Планов рождает горы.
Задорная, романтическая,
Ты щёки румянишь в спорах. 
Но вот, отстучало коротко
Время, сердце-маятник.
И вздыбились из-под молотов
Гигантские стройки-памятники. 

А солнце по небосводу
Карабкается на вершину,
Щетинится подбородок,
Смеются у глаз морщины.
И взгляд становится старше,
И ты уже не подросток,
Ноги, в привычном марше,
Мозолями мерят версты.

Тропинки, дорожки, дороги,
Лучами в бездонной дали,
Вы пишите строчки, строки
О радости и печали.

Вы ходите с нами рядом
С учтивою строгостью клерков,
Следите за каждым шагом,
Снимая с ботинок мерки.

Когда сумерки вахту сдавали
Наступающему рассвету,
Они первыми испытали
Отношение солнца к лету. 

Я родился в июль палящий
В говорливой Москве-столице,
Где, в потоках её кипящих,
Я варился, чтоб закалиться.

Я кипел не за тем, чтобы кличкой,
А чтоб стало почётным званием
И давалось, москвич, москвичка
В знак достоинства и признания.

Я горжусь своим местом рода
И делюсь своей радостью радужной.
Ну, а тем, кто не видел города,
Я готов поделиться с каждым.

Я шкатулку сердца открою
И кусочек звезды рубиновой,
Мелодичность кремлёвского боя
И салюта букет рябиновый,
Всё тебе подарю, не скрою.
Не стесняйся, бери на память
И храни мой подарок сердечный.
Как мне хочется чувством ранить,
Так, чтоб брызнула радость встречная.

В жизни я свою тропку вытоптал,
Но, взбивая косматую пыль,
Я мечту у фантазии выкопал
И хочу превратить её в быль.

Я не верю в судьбу жеманную
И не жду от неё услуг,
И фортуну свою желанную,
Я держу, словно пахарь, плуг.

В лотерею на жизнь не играю я,
Мне, по сердцу, другое милей,
Я не верю в достоинства рая
И мне жалко заблудших людей.

Пусть я грешник, но жизнь земная
Во сто крат мне дороже в труде.
Жить спешу, сам себя подгоняю,
Чтоб успеть за одну, прожить две!

  • Владимир Старцев

    Автор
  • Метки